ДУШЕВНОЕ РАВНОВЕСИЕ


наш форум посвящён теме избавления от депрессии и тревожных расстройств(в т.ч. от ВСД, невроза, панических атак, ОКР, и т.п.)
Текущее время: 04 дек 2016, 09:07

Часовой пояс: UTC + 3 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 3 ] 
Автор Сообщение
СообщениеДобавлено: 07 окт 2015, 23:14 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 16 сен 2015, 17:28
Сообщения: 504
История, которая заслуживает внимания...

Здравствуйте Николай Дмитриевич, меня зовут Кристина.Прочитав Вашу «Сутру о шизофрении» , я поняла, что Вы один из немногих людей, способных понять, что я чувствовала. Я вернулась оттуда, откуда не возвращаются.
За свою сравнительно недолгую жизнь, многое не поддавалась объяснению, и многое оставляло свои отпечатки, но вам я хочу поведать историю своего падения. Эта история предупреждение. Под лозунгом «не всегда все так, как кажется».
Мое первое столкновение с наукой психиатрии произошло несколько лет назад. Долго можно описывать то, что привело меня к моему первому врачу. Для моих родителей это было спасением, логичным объяснением того, что со мной происходило. Надо сказать, я сама взывала о помощи в тот момент, понимая, что не справляюсь.
И вот тот день настал, известная клиника, меня встречает доктор наук, спокойный голос, наводящие вопросы, внимательный слушатель. Меня подкупила манера общения врачей этой направленности, нежно и ласково они внедряют в твою голову полное принятие болезни. Диагноз неутешителен: маниакально-депрессивный синдром… Длинная лекция о том, что это. Объяснение моей депрессии состоянием больной психики, плачущая мама, все как в тумане. Я больна! За эти годы я так привыкла к этому знанию, что сама начала верить в это. Первые лекарства, нейролептики…так началась моя история.
Несколько месяцев спокойствия, я даже думала, что все прошло, что все успокаивается и…новый виток, совсем не такой как в прошлый раз. Жуткая агрессия, срывы, крики. Мне казалось весь мир против меня. Раздражали птицы, голоса близких, советы и просьбы. И снова доктор, новые лекарства, успокаивающе-убаюкивающий тон. «А у вас были родовые травмы?»-«Да были, ну что ж все ясно, как божий день. Вы больны». Ощущение…ощущение болезни подкатывало как ком в горле… Да как я могу быть больна, когда я все понимаю, когда я осознаю что это за приливы, осознаю что это не правильно, что такого не должно быть. Не согласие с диагнозом и полное убеждение всех, кто был рядом, что это так, дало новый виток. Появились они…неясные тени, голоса в голове, не принадлежащие мне, всепоглощающая депрессия. Я плакала сутками напролет, мне казалось, что кроме этих голосов меня никто не слышит. А они, они говорили только плохое. Я забивала себя в угол, целенаправленно, безжалостно уничтожала. Появились первые мысли о смерти, я сидела на подоконнике, свесив ноги вниз и думала, что один шаг и этот ад закончится. Один маленький шаг прекратит мои мучения, но мысли о родителях удерживали, останавливали. Я просто тихо плакала…
А потом начались призывы о помощи, слабые и тихие, призывы о помощи человека, который сам обрек себя на смерть. Я помню в мельчайших подробностях как в первый раз взяла в руки ножницы, обычные маникюрные ножницы и провела первую кровавую черту на руке. Это был совет моей подружки, которая давно «успокаивала» себя таким способом. Эти раны не давали мне успокоения, они давали мне ощущение того, что я жива. Как будто колпак, которым я отгораживалась от всего, что происходило, рвался на местах моих порезов. Первая причинённая себе боль дала надежду, что теперь меня услышат…как же я была не права…
Ножницы, ножи, скальпель, в ход шло все, что могло нанести кровавые раны. Ноги, руки, все было в кровавых ссадинах. Меня увезли к бабушке, на семейном совете было принято решение положить меня в стационар. Аккуратно, боясь рецидивов, мама завела со мной разговор о больнице…я не сопротивлялась, пусть будет, как будет…я просто плакала без слов.
Белые стены больницы, две медсестры в возрасте слушают мою историю, ну как сказать слушают…я ничего особо и не рассказывала, просто покорилась судьбе. Диагноз звучит неутешительно -, «Да ты шизофреник, милочка еще и к суициду склонная», «Надо класть в острое отделение». Мама давится рыданиями, а мне все равно… Решетки на окнах, мягкие стены, буйные больные, мне даже не было страшно, что после такого стационара жизнь полетит под откос. Не знаю, как родителям удалось уговорить медсестер написать направление в другое отделение, но удалось…спасибо моей тете, она всегда умудрялась договариваться. Но я поехала в чистенькую палату, без решеток на окнах, с легким режимом дня и небольшими ограничениями. Блестящий врач с прекрасными рекомендациями встретил меня в кабинете, заставил написать биографию и преступил к расспросам. Как только речь зашла о голосах и порезах на теле-он изменился в лице- «Да вам надо в острое, и немедленно, я не буду брать такую ответственность, у вас шизофрения» снова это слово, как яд вжигающиеся в мозг. Снова умоляющий взгляд родителей. Доктор принял меня в свое отделение под мое честное слово, что я больше так делать не буду, и при первом же срыве он переведет меня в острое отделение. Я согласилась, как же я была глупа, надеясь, что все ограничится моим словом. В первый же день мне вкололи огромную дозу транквилизатора. Какой там резать руки, я не могла даже встать с кровати, любое передвижение давалось мне очень тяжело. Так потянулась первая неделя, без еды, без развлечений, даже без мыслей, не хотелось ничего, только спать… Транквилизатор не снимали, но я начала понемногу привыкать к этим уколам, к каким-то лекарствам, специально привозимым ради меня из острого отделения. После них не хотелось ничего, я часами могла смотреть в одну точку на потолке, теряя грань между сном и явью. Полное спокойствие. Вы когда-нибудь задумывались как это - жить без эмоций? Ты медленно теряешь себя, ощущаешь физически, как твоя личность утекает сквозь пальцы и остается только оболочка, больше ничего нет. Ты вроде и есть, а уже тебя нет. Вот то, что я чувствовала.
Каждую неделю доктор вызывал всех своих пациентов к себе на общую беседу. Было немного неприятно слушать такие диагнозы как «невроз, депрессия, психопатия» у других, и тяжелые, приговоры- «маниакально депрессивный синдром, острое расстройство личности, параноидальная шизофрения, скрытая эпилепсия» у себя. Даже в моем угасающем сознании мне было неприятно. На меня косо смотрели в отделении, даже немного побаивались.
Спустя еще пару недель я стала замечать, что мой врач начинает осознавать поспешность своих выводов касательно своего диагноза. Я понимала, что мои симптомы пытаются уложить в типичную картину, описанную в учебнике. Не слушают мою точку зрения, которой не бывает у тяжело больных людей. Я начала вступать с ним в споры, но его авторитет заставлял меня помалкивать, хотя я и понимала, что молчать опасно. Сомневаться, то он сомневался, но дикие дозы транквилизаторов и антидепрессантов не отменял, а только добавлял.
Так пролетели месяцы, осознание того, что меня заглушили как рыбу об лед, не давало покоя, я начала пропускать таблетки ,складывая их в маленькую таблетницу, уменьшать дозы самостоятельно, на свой страх и риск и…пошла на поправку. Появились эмоции, радость от жизни, я снова начала улыбаться. На очередном собрании пациентов с доктором, было решено готовить меня к выписке. Через неделю я была на свободе с громадным запасом рецептов и наставлении о приеме лекарств.
Думаете на этом мой личный ад закончился?-отнюдь. Начались месяцы без транквилизаторов…я билась в истерике, не могла спать, все время чего то не хватало и тут пригодилась моя волшебная таблетница с дозами не выпитых таблеток. С каким удовольствием я пила каждую таблетку. Ведь только они успокаивали тряску внутри, начинающуюся от желудка и принизывающую каждую клеточку. Прошло еще пару недель, и мой каждый вечер начинался с таблетки фенозипама, иногда и не одной. Я начала понимать, что уже не могу без этого. Назовете наркоманией, скажу вам, это хуже-потому что долго не понимаешь, что ты зависим. Принимая героин - человек отдает себе отчет, что это наркотик…принимая лекарство, на которое есть рецепт-долго приходит осознание проблемы, но я справилась. Тяжело, долго с зажатыми кулаками, искусанными в кровь губами, но справилась-не показывая виду никому из родных.
Сейчас я нашла способ заменять лекарства, нашла доктора, первого, который мне объяснил, что я не больна. Смогла справиться с псевдоболезнью, которая крепко засела в моей голове. Все хорошо, но годы жизни отняты стационарами, таблетками, уверениями.
Я написала свою маленькую исповедь, что бы предостеречь, защитить таких же «больных» как я. Это призыв обратить внимание родителей и врачей на проблему понимания. Мы не объекты лечения, мы люди!Я написала Вам, потому что считаю, что Вы действуете правильно. Нужно услышать, а не забивать лекарствами. Шизофрению можно лечить, но такому человеку не нужен советчик, наставник или критик, Нужен врач-попутчик, достаточно сильный, что бы пройти всю эту боль, страх, отчаянье бок о бок с пациентом. И только тогда он сможет стать нормальным. Я считаю это основным моментом лечения, как человек, испытавший все на своей шкуре.

__________________________________
Мы всегда там, где нас нет.. и нас нет там, где мы есть.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Шизофрения
СообщениеДобавлено: 08 окт 2015, 19:51 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 16 сен 2015, 17:28
Сообщения: 504
А вот собственно то, как проходила терапия этой девушки..

Моей клиенткой была молодая девушка, на момент обращения ей было 23 года. Она окончила Московский Авиационный институт и хотела получить второе высшее образование. Поступила в медицинский институт, училась на первом курсе, но не смогла сдать зимнюю сессию по причине развития психического заболевания. Была госпитализирована в психиатрическую больницу №9 г.Яхрома. На протяжении трех месяцев находилась на лечении в больнице. Был поставлен диагноз маниакально-депрессивный синдром.
На встречу со мной её привезла мама. Со слов матери мне стало ясно, что её дочь болеет уже четыре года, но последнее время состояние ухудшилось.
Лечение в отделении психиатрии не дало ожидаемого результата. Дочь часто плачет, уходит ночью из дома и возвращается ближе к утру, на просьбы реагирует агрессивно, отсутствует критическое отношение к себе, девушка тратит много денег, врёт и даёт необоснованные обещания. Также мать считала, что дочь легкомысленная, может «влипнуть в историю», ввязаться в драку и напридумывать «грандиозные планы». Перед тем, как попасть в психиатрическое отделение, девушка начала наносить себе раны различными острыми предметами. Именно её попытки изранить себя послужили поводом для госпитализации.
Во время рассказа матери дочь вела себя скованно, но как только я попросила её маму (будем называть её Маша) выйти, девушка воскликнула: «У Вас ничего не выйдет! Уже четыре врача пытались. У меня ЭМОЦИОНАЛЬНЫЙ КОКОН». После такого заявления я решила попробовать работать с ней методом ЭОТ.
Долгое время я пыталась уговорить девушку представить образ рядом с собой. Оказалось, что остаться открытой – без защиты кокона, девушка боится. Кокон существовал для того, чтобы «никто не мог надавить на вину». Из слов Кристины (имя девушки): «У меня внутренний страх. Свет в конце тоннеля закрылся. Я режу не себя, а кокон, чтобы из него выйти. Раньше он не был таким плотным, а как шоры. Меня трясёт, всё вокруг не существует, всё фальшивое. Я боюсь перестать быть собой. Я хочу плакать, чувствовать, улыбаться, верить людям. Кокон защищает меня от чувства вины, чтобы я не плакала, не думала так много о других. Я живу как надо другим, их ожиданиями, что они почувствуют» (Речь преведена дословно).
Больше всего Кристина жаловалась на переживание потери чувств, внутреннюю тряску, страх перестать быть собой. За основу для работы я взяла идею Н.Д. Линде о том, что «причиной столь впечатляющих и пугающих симптомов могут быть эмоциональные нарушения… Больной сдерживает (или подавляет) такие сильные чувства, которые его личность не в состоянии выдержать». («Сутра о шизофрении»).
Я предположила, что кокон, о котором говорит Кристина, служит именно для того, чтобы не выпустить сильные чувства на свободу, так как девушка очень боялась ранить близких.
Таким образом, клиентка не в состоянии контактировать со своими собственными чувствами, они слишком опасны для неё. Зная, что терапия может задеть «похороненные в глубине личности аффекты», я работала очень аккуратно. На первой встрече мне удалось предложить клиентке попробовать (в виде эксперимента) выйти из кокона и снова войти в него. Действие повторяли до тех пор, пока Кристина не почувствовала в себе силы владеть ситуацией. Выражение лица перестало быть напряженным, начала улыбаться.
Образ трансформировался. Кристина: «Я буду как мышка в норке. Залезаю в домик». Возникший в результате работы образ внутреннего ребенка, в виде мышки, меня устроил, и мы заключили договор о том, что норкой можно пользоваться в критических случаях, таких как критика и давление на личность клиентки.
Результат после первой сессии превосходил наши ожидания. У девушки улучшился аппетит. Она смогла съездить к двоюродной сестре на день рождения (до этого не ездила четыре года). Сократилось количество «ночных прогулок». Перестала наносить порезы.
Вторая встреча была посвящена работе с чувством стыда. Кристина пожаловалась на «предательство подруги». Девушка, с которой она дружила, сочла возможным стыдить её в кругу друзей. Образ чувства возникал в виде «чего-то чёрного внутри».
Я предложила Кристине снять с себя ответственность за поведение подруги. В работе использовала приём ЭОТ «возвращение зла». Также работали с образом намерения подруги. Использовали фразу «Я это я, а ты это ты. Я не несу ответственность за твои действия и возвращаю тебе твои намерения и причиненное мне зло». После работы девушка сообщила, что её состояние улучшилось. «Как будто закрылась чёрная воронка» - со слов Кристины.
Предполагаю, таким образом, разорвалась симбиотическая связь с подругой.
Следующие несколько сессий мы работали с образом внутреннего ребенка. Кристина представляла себя маленькой дюймовочкой под одеялом.
В процессе исследования образа выяснилось, что девушка чувствует страх, боль и невысказанность. Чувство острой душевной боли было столь сильным, что девушка, в попытках заглушить её сделала татуировку на всей спине. Она ожидала понимания от близких, но получила только критику в свой адрес. Родители говорили о напрасно истраченных на татуировку деньгах и её легкомыслии.
В семье существовал запрет на выражение чувств. Предписание было следующим: «Молчи и терпи». В работе с внутренним ребенком клиентки я использовала приёмы ЭОТ: диалог с образом; высвобождение энергии чувства; простое и парадоксальное разрешение, контрпредписание; энергетизация части личности. Во время работы Кристина просила дать ей одеяло и укрывалась им с головой. Только так она могла общаться со мной. Когда мы разрешили дюймовочке рассказывать о себе, девушка проговорила около пяти часов без перерыва. Казалось, она никогда не выговорится, но уже после первого часа она смогла вылезти из – под одеяла. В процессе работы образ дюймовочки трансформировался в обычную девочку, которую клиентка смогла принять как часть своей личности.
Со слов Маши состояние Кристины нормализовалось, девушка перестала пить лекарства, поездки к психиатру закончились. Мама с дочкой могли общаться и никаких приступов агрессии больше не наблюдалось. Девушка смогла наладить отношения с молодым человеком, завела собаку, за которой сама ухаживает. Стал вопрос, сможет ли Кристина работать. Маша боялась, как бы нагрузки на работе не навредили психическому здоровью дочери. Также она считала девушку неответственной и очень переживала за мнение и оценку сотрудников института, в котором предложили работать Кристине. Я чувствовала, что мама излишне контролирует дочь, даёт много советов и кроме этого проецирует на ребёнка свои страхи и неуверенность. Выслушав опасения Маши, я предложила ей попробовать поработать совместно с дочерью методом ЭОТ и выяснить почему она так сильно недоверяет дочери и испытывает страх за её жизнь. Женщина постоянно утверждала, что дочь «влипает в неприятности».


{C}{C}Получив согласие на совместную работу мамы и дочери, я подготовила их к совместному взаимодействию подробно объяснив все условия и правила.
Мы договорились, что Маша будет работать над своей проблемой страхов и недоверия в присутствии дочери, раскрывая перед ней свои истинные чувства.
Запрос девушки звучал следующим образом: «У меня есть контроль со стороны мамы, обусловленный её болезнью, хочу от него ИЗБАВИТЬСЯ, но так, чтобы её не обидеть».

__________________________________
Мы всегда там, где нас нет.. и нас нет там, где мы есть.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Шизофрения
СообщениеДобавлено: 08 окт 2015, 19:52 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 16 сен 2015, 17:28
Сообщения: 504
В своей работе с женщинами я хотела проверить гипотезу о том, что действительно ли проекции негативных чувств матери вредят психическому здоровью дочери и в результате приводят к развитию заболевания.
За актуальную проблему было принято непроходящее чувство страха матери за дочь. Образ этого страха Маша представила в виде солдатика, стоящего на посту. Солдатик день и ночь охранял семью от болезней и бед. Кристина отреагировала на этот образ возгласом: «Так именно этот солдатик меня никуда не пускает, пугает, пророчит неприятности, назидает!». Кристина назвала его Маньяк-колючка.
Мы стали исследовать образ. На вопрос, почему солдатик так контролирует Кристину, Маша, идентифицировавшись с образом ответила: «Я боюсь за её жизнь. Кругом темно, холодно, никого нет, я один несу ответственность за её жизнь. Она еще маленькая, несамостоятельная и поэтому может погибнуть. Я очень устал, я кричу от изнеможения и безысходности, а не потому, что не люблю Кристину».
Маша начала плакать, обхватила себя руками, казалась очень испуганной. Кристина в это же время выказывала волнение, но при этом впитывала (иначе не скажешь) каждое слово и действие матери. Девушка всем телом подалась вперёд, как будто пытаясь разобраться, что происходит с мамой. Маша рыдала и казалось, что в образе солдатика не может выпустить дочь из рук. Не успокаивая женщину, я тихонько задала вопрос: «Где ты?». Маша стала описывать пространство: «Белые стены, койка, я одна…». «Что с тобой происходит?». Маша: «Мне очень больно, холодно, я боюсь, никто не помогает… Это Родильное отделение!». Мы выяснили, что во время родов по причине врачебной халатности, роженица осталась одна без должной медицинской помощи и испытала сильнейший страх за свою жизнь и жизнь ребёнка».
В работе с образами чувств я использовала приёмы ЭОТ: выражение чувств, возврат причинённого зла, простое разрешение, энергитизация части личности – Маша посылала образу роженицы позитивную тёплую энергию поддержки.
Также мы выяснили какие выводы сделала Маша – «Мир враждебен, это не место для моего ребенка». Кристина включилась в работу и из образа новорожденного ребёнка говорила для матери: «Мама, я здорова, этот мир открыт для меня! Он тёплый и дружественный. Я хочу его принять!» Произошла сепарация матери и ребёнка после чего каждая из участниц взяла на себя свою долю ответственности. После всей проделанной работы Маша смогла сказать: «Я готова благословить свою дочь и дать ей свободу». Так и поступили. Кристина, слушая благословение матери радостно воскликнула: «Добби подарили носок! Добби счастлив!» (Добби это герой фильма про Гарри Поттера). Под носком подразумевалось чувство психологической свободы.

Клиентки кинулись обниматься, было пролито море слез, сказано много тёплых слов поддержки друг другу. Кристина читала нам свои стихи, и все были истинно счастливы.
После всего случившегося Маша сделала заставку на своём мобильном телефоне с образом Добби, чтобы больше, как она сама сказала, не давить и не упрекать дочь. А Кристина написала рассказ о своём пребывании в психиатрическом отделении и отправила его Н.Д. Линде.
Сейчас прошло около полутора лет со дня нашей последней встречи. Кристина ни разу больше не обращалась за врачебной помощью. Она смогла самостоятельно помогать бабушке, которая попала в реанимацию, отдавая все силы на поддержку больного человека. Маша, за это время пережившая тяжёлую операцию на позвоночнике, рассказывала о героической помощи дочери во время её нахождения дома после операции.
На данное время девушка работает преподавателем информатики в институте. Отец Кристины выразил благодарность за помощь. Он утверждает, что после проведенной работы с использованием эмоционально-образной терапии не только нормализовалось состояние дочери, но и заметно улучшился микроклимат в семье. Члены семьи стали выражать друг другу доверие и поддержку. Думаю, этот случай наглядно подтверждает правильность взглядов Н.Д. Линде на зарождение психических заболеваний, так как в следствие эмоциональной разрядки и в результате трансформации образов негативных чувств, психическое здоровье девушки пришло в норму.

__________________________________
Мы всегда там, где нас нет.. и нас нет там, где мы есть.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 3 ] 

Часовой пояс: UTC + 3 часа


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  

Создано на основе phpBB® Forum Software © phpBB Group
Русская поддержка phpBB
Яндекс.Метрика